Один день из жизни йопнутого разработчика 2

Что может произойти в обычный обед? Почему молнии переносят инопланетных захватчиков и на какую высоту может запрыгнуть настоящий программист? Это и многое другое читайте в продолжении легендарного дня йопнутого разработчика bullyThe 0bеД.

Настанет в офисе обед,
И будут помнить времена,
Где на закуску нам – превед!
А на второе – сотона!
И отожгем с тобою мы,
Так, как никто не отжигал,
В кармане побегут слоны,
А в зоопарках криминал!

Стильно выйдя из офиса на улицу и озарив белоснежной улыбкой весь район, к нам подкатил Евгеша Багов. Успев на ходу попудрить носик и познакомится с десятком местных красавиц он стал что-то тихо напевать, покачивая в ритм жопой, чем очень сильно гипнотизировал женское население находящиеся в радиусе 100 метров.
Отвесив увесистый подзатыльник Евгеше и получив в ответ привычное «ну ты и прааативное быдло» Гурген Машендосов повел нас на рынок.
Солнце было в зените и пекло так, что даже загорелый Варфоломей Пикторович каждую минуту брызгал себя перекисью из бутылочки; из его огромных карманов вываливались микроконтроллеры и звонко падали на городской тротуар, тщательно покрытый скользкой мраморной плиткой. Позади этой троицы шли мы с шефом. Шифонерий Гангревич сегодня был апатичным и почти не разговаривал с нами, только изредка спотыкался, после чего грязно ругался и шел дальше. Помню, по новостям говорили, что в середине лета, у всех начальников отделов начинается перестройка организма: в голове рождаются бредовые идеи, из карманов начинают течь расходы, а из ушей лезут баги и эксепшены. Возможно этим и можно объяснить его утреннюю попытку скурить диздок, причем в электронном виде.
Мы подошли к магазину с дисками. Не витрине в ряд гордо лежали шедевры российского общества торрентов (РОТ) и украинских хакеров общественников (УХО).
УХО и РОТ были древнейшими врагами, хотя и принадлежали одной РОЖЕ (расисткой организации жирных енотов). Их вражда уходила корнями в смутное время кровожадных варваров и не возвращалась. Хотя на эту тему до сих пор ведутся споры, доподлинно известно, что в 19 веке продажные партизаны все-таки внедрились в УХО, но совершили несколько оплошностей, полностью раскрыв РОТ, я бы даже сказал, разорвав РОТ в клочья. Как РОТ восстановился, и как снова не попал в УХО – история об этом умалчивает. И правильно делает.
Впятером, переводя взгляды с диска на диск, мы зачитывали названия:
«Немного полное собраний всех версий DOS», «1024 лучших варианта замены блокнота», «Страх и ненависть в Vista», «Лицензионная копия интернета», «Мой сын линускоид. Советы психиатра», «Электронный хакер. 1001 способ сесть всерьез и надолго» и другие прелести виртуальной жизни.
Пока Машендосов что-то кричал про платные торренты и пытался вымести свою злость на стене магазина, толкая в нее Варфоломея, Евгеша Багов успел позаигрывать с продавцом и стырить два диска – «Сергей Зверьков. Секреты сексуальности сурков» и «Visual Studio 2012. Скомпилируй апокалипсис». Посмотрев на улыбающиеся лицо Багова, мы хором вздохнули, и потихоньку побрели к нашей первоначальной цели.
Жизнь штука не справедливая и злая. Она способна преподнести самый неожиданный сюрприз, когда его не ждешь, и вообще жутко охота жрать.
На подходе к хлебному магазину нам преградили путь семеро темно синих пингвинов! На их маленьких головах были повязаны оранжевые банданы, на теле блестели доспехи зеленоватого оттенка, а на красных толстых лапах были кое-как натянуты красные тапочки в форме победоносного и бесстрашного зайчика. Размер обуви явно не подходил, мне даже на секунду стало их немного жаль, я вспомнил свое босоногое детство, свой первый процессор, который подарил мне отец, как сейчас помню завистливые взгляды соседских детей и мой новенький 486SХ который я гордо вынул из кармана, когда они гоняли по песочнице свои древнющие 286 камни без сопроцессора. Детство детство ты куда бежишь, где толкаешь классный свой гашиш.
Пока я окунулся в волнующие ностальжи, пингвины уже взяли нас в кольцо. И к нам двинулся главный и самый толстый обитатель Антарктиды.
— Ви, кларк-кларк, пойдёти с нами, кларк-кларк. Быстро, кларк-кларк! – произнес вожак.
Евгеша предусмотрительно спрятался за могучей спиной Машендосова, а Варфоломей запрыгнул на руки к директору. У меня затряслись колени, страх сковал все тело. Один Гурген сохранял хладнокровие – он тупо не догнал, что произошло и шагнул на встречу смертоносным и неведомым пингвинам.
— Слышь ты, жертва дебага, кыш отсюда пока я тебя не перекомпилировал, и плагины в тапках свои забери! – грозно рявкнул Машендосов, указывая на кучку пингвинов вокруг нас.
— Ти, кларк-кларк, глюпий чилавечик, кларк-кларк, ми есть представители секты свидетели Торвальдса, ми пришли из будущего для виликой миссии!
— Неужели вы хотите уничтожить Майкрософт? – неожиданно для всех спросил я.
-Неть, ми хотим уничтожить индустрию жареных пирожков, кларк-кларк.
— Но разве не майкрософт самая главная угроза?
-Такь било до 2012 года. Но после метеоритного дождя которий прошел в силиконовой долине Билль Гейтсь обрел небывалую силу и могущество, получил неземные знания и галактическую мудрость. И тогда он понял свою ошибку, он осознал свое предназначение, забросил быдлокодинг и вложил 256 миллиардов долларов в производство жаренных домашних пирожков. Его новая корпорация стала монополистом по всей вселенной. Пирожки были абсолютно везде, ведь по началу он раздавал бесплатные экспресс-версии пирожков с картошкой. Как после вияснили британские ученые, в пирожках содержался новейших движок контроля над сознанием PirozhokMindControl ver. 0.0001
Всего за два с половиной месяца на его пирожки подсело все живое. Только горстка людей не употребляла его ужасное детище, мы жрали пельмени!
— Стоп, стоп! – перебил я пингвина, — какие пирожки, какие пельмени? Вы же пингвины, а не люди!
— Не стоить судить нас по внешности, юный кодер! Нас изобрели британские ученые для того чтобы мы готовили им бутерброды, но после Эпического Пирожкового контроля разума (с) нас быстро переделали в боевых сектантов и теперь мы несем возмездие во имя луны!
— Так, сектанты в тапках, нам нужно идти на рынок, пшли вон! – вмешался Гурген и пнул гостя из будущего, да так, что тот видимо, преодолел скорость света и, искривляя пространство, улетел в другие миры.
Остальные пингвины резко изменились – клюв почернел еще больше, глаза налились кровью, они готовы были убивать, но также как и предыдущий оратор по очереди были посажены на ускорение и пущены в плаванье по воздуху. И только один пингвин резко отскочил назад, задрал лапы к верху и что-то резко и громко произнес. В тот же миг тучи затянули небо, скрыв беспощадное солнце, подул ледяной ветер. Бесчисленное число молний стало бить по асфальту, оставляя черны как смоль пятна. И было в этих молниях нечто мистическое, нечто животное, необычное и пугающие, вызывающие чувство страха, направляющие ярки луч прожектора в самые потаенные уголки нашей бесконечной души, вытаскивая от туда всех наших демонов, все наши страхи и низменные инстинкты. Сверху, из-за самых облаков, по молниям, на нашу землю спускались пингвины! Отряды беспощадных и хладнокровных воителей с пирожковой корпорацией, способные по одному приказу своего руководителя уничтожить, затоптать и расщепить на атомы любого, кто не примет их веру.
Через десять секунд молнии прекратились, с другого конца улицы, со всех подворотен и закоулков стали появляться красные глаза, пингвины тысячами двинулись в нашу сторону непрерывно кларкая. Если бы у нас было два Гургена Машендосова – можно было бы не опасаться за наши кодерские жопы, но Гургеша был только один и мы ломанулись верх по ул. Гагарина, вперед к парку!
Мы бежали, пока ноги не стали подкашиваться, дыхание стало обрывистым и очень глубоким, мы пробежали уже метров 30! Злобные звуки пингвинов все приближались, было решено ломануться на территорию заброшенного санатория «Ставрополье». Представьте себе несколько гектаров двора, заросшего травой по грудь и 25-этажное громадное здание посередине. Оно было единственным путем к спасению. Подумав над тем, как бы нам быстрей добраться до него, мы все запрыгнули на Машендосова и помчались вперед. Евгеша как всегда пристроился сзади. Делая пятиметровые шаги Гурген мчал нас через бесконечные заросли кустарников, периодически пытаясь стряхнуть с жопы Евгешу Багова, но тщетно. Евгеша конкретно вцепился в Машендосова и от радости и своей безнаказанности пьянел, радостно похлопывая ушами в такт проносящегося мимо ветра.
Забравшись на самую макушку я с ужасом увидел что с другой стороны двора на нас неслась свора свидетелей Торвальдса – они хотели перекрыть нам путь к зданию!!!
— Гурген, беги, БЕГИ!!!! – заорал я в левое ухо.
Оставалось порядка двадцати метров до спасении, но внезапно путь к дверям был перекрыт сотней красноглазиков. Даже время остановилось, но только не Машендосов, заорав нечто нечленораздельное он подпрыгнул… Мы взлетели, мы парили словно птицы, сила гравитации перестала тянуть наши бренные тела вниз, мы летели, летели все выше вверх, вверх пока не приземлись на крышу 25 этажа!
Вот! Вот оно желанное спасение!
Тысячи пингвинов столпились вокруг здания. По всему городу было слышно зловещее «кларк-кларк».
— Что, что нам теперь делать? – со слезами на глазах завопил Евгеша.
Мы все переглянулись. Действительно не ровен час, когда они доберутся до 25 этажа, и сколапсируют нашу вселенную и нас вместе с ней. Блин, как же хочется забэкапиться… Наши ужасные мысли о конце вселенной прервал Шифонерий Гангревич. Директор подошел к краю крыши и громким голосом проговорил:
— Эй, отродья зла! Да, я к вам обращаюсь, мы вас не боимся! Вы не сможете преодолеть не одного этажа, потому что пингвины не умеют подниматься по лестнице!
Эти слова, будто спасительная капля воды для потерявшегося в пустыне странника, оросили нашу душу, поселили там надежду на спасение и заставили образоваться улыбки на наших измученных погонями лицах!
Теперь мы все подошли к краю крыши и, глядя на этих злобных захватчиков, стали орать во все голоса:
-Эй, уроды! Пошли нахрен!
-Все пингвины латентные гомосексуалисты!
-Да чтоб вас пинги дрючили!
— Да чтоб вы под ДОС всю жизнь прогали!
Минут пять наверное мы поливали словесными выкриками рассерженных сектантов, чем и вызывали у них еще больше недовольства. С ними стало происходить что-то странное, они подходили к стенам, становились друг на друга и начинали карабкаться вверх! Как же мы могли забыть, что пингвины прекрасные верхолазы! Через минуту на одной крыше с нами оказалось около 512 пингвинов, они шли в нашу сторону, оттесняя нас все ближе к краю… Все ближе к гибели!
Тут толпа остановилась. К нам вышел опять, тот самый пингвин переговорщик, которого пнул Гурген, на нем не было не царапины! Только огромная вмятина вместо носа и второго глаза, поэтому он немного гнусавил.
— Ви, ви все должни принять линухство и вступить в наше общество! Иначе мы вас отформатируем! Решайте, у вас на раздумья ровно 5 секунд, время пошло!
Мы посмотрели друг на друга. В наших глазах читалась скорбь за столь странную и безвыходную кончину – мы ведь не могли предать виндовс!
— Ребята, мы с третьего квартала вместе! Мы не можем позволить пересадить нас на линукс! – начал я.
— Мы столько пережили с виндой! Вспомните этот бсод, эти эксепшены!
Ребята посмотрели с одобрением и небольшим удивлением на меня.
-И вот в этой грустной ситуа
— Пять секунд вышло, мочите их! За сектууууу! – прервав мою речь, заорал пингвин.
И все 512 пингвинов побежали в нашу сторону размахивая клювами в разные стороны. Еще через пару секунд мы уже летели вниз с ускорением 9.8 м/с, мы держались за руки, а Евгеша за жопу Машендосова, но ему уже было похер. ЩЕЛК, КЛАЦ! Мы разбились. Я почувствовал резкую боль в голове. И голос Варфоломея Пикторовича.

-Чувак, чувак, очнись! – кричал Варфоломей.
Я открыл глаза, надо мной стояли Гурген, Варфоломей, Евгеша и Шифонерий.
— Что случилось, как мы выжили? – спросил я, помня предыдущие события.
-Солнце сегодня очень горячее, — меланхолично заметил директор.
— Да, да! У тебя случился солнечный удар, ты упал и ударился головой, хихи, мы тебя уже две минуты пытаемся привести в сознание – защебетал Евгеша Багов.
ААА, ничего этого не было, это был просто дурацкий сон! Моему счастью не было предела! Я был готов расцеловать весь мир!
-Эх, ребята вы не поверите, какой бред мне приснился!
— Да сегодня вообще странный день, — басом проговорил Машендосов
— Тут кое-кто хочет с тобой поговорить, давай вставай.

Я приподнялся и оглянулся – ВОКРУГ МЕНЯ СТОЯЛИ ПИНГВИНЫ С КРАСНЫМИ ГОРЯЩИМИ ГЛАЗАМИ!!!
— Нееееееет!!!! – истошно завопил я, а вокруг лишь вертелись красные глаза и слышалось «кларк-кларк»…